В давние времена далеко-далеко на востоке раскинулась удивительная страна. Истоки ее появления теряются во мгле веков. Казалось что люди жили здесь всегда — в долинах великих рек Хуанхэ и Янцзы, у круч Тибета и границ Великой Степи.

Населенная многочисленным и трудолюбивым народом она дала миру множество великих изобретений и примеров ума, смелости, упорства и неуклонного следования своим незыблемым традициям.

Древние китайцы называли свою страну «Чжунго» — «срединное государство». Китай, по мнению его жителей, находился в центре мира, и никто не мог соперничать с ним по мощи, численности населения и культурному влиянию.

На северо-западе страны, на берегу моря высится могучая застава Шаньхайгуань. Мощные рвы,стены и башни охраняют горный проход ведущий к столице Китая. Отсюда на восток начинается Великая стена длиной в десять тысяч ли. Недаром на главной башне заставы высится гордая надпись: «Тянься ди и гуань» («Первая застава Поднебесной»)

 

Недалеко от заставы на вершине горы расположился древний храм. Ему больше тысячи лет. Войдя внутрь и пройдя по галерее, люди приходят поклониться статуе красивой, молодой женщины в традиционной китайской одежде, которая задумчиво смотрит вдаль, в сторону извивов Великой Стены…

В давние времена Поднебесной правил Шихуан. Триста лет Китай не знал покоя, когда его царства сражались друг с другом. Сначала их было больше сотни, потом десятки, а в конце осталось всего семь самых сильных. Их одного за другим и покорил владыка царства Цинь. Используя силу, хитрость, вероломство, подкуп, лесть и ложь, он добился своего и стал первым императором Китая.

Взошел он на престол в своей столице Сяньян, в царстве Цинь, и назвался Цинь Шихуанди («первый император династии Цинь»). Не было в Поднебесной больше ни одного свободного удела, города или клочка земли который не признал бы власть императора.

Не было больше «ванов» (удельных князей), все в стране подчинялось одному человеку. Приказал император чтобы все письменные знаки, все деньги, все меры длины и веса были такими как в его родном уделе — Цинь. Из всех правителей Китая, живших до него, стал Цинь Шихуанди самым могущественным и грозным. Никогда в истории не было столько власти в руках одного человека.

На юге велел император прорыть канал Линцюй, на западе возвести огромный дворец Эпан. Приказал он также возвести себе гробницу достойную своего титула. Срывали горы, изменяли русла рек, осушали болота, строили прямые, как стрелы, дороги. Больше не было старых провинций, страну разделили на области и уезды.

Были установлены жестокие законы описывающие четыре тысячи видов преступлений. К виновникам применялось двенадцать видов наказаний: от разрубания пополам и разрывания колесницами до пробивания темени и варки в котле. Отрезание носа, выламывание коленных чашечек, оскопление, клеймение или ссылка считались легкой карой.

Распорядился Шихуан возвести далеко на севере стену в десять тысяч ли. Людей брали из родных деревень и городов и гнали на огромную стройку. Тысячи и тысячи человек потянулись длинными колоннами по всей стране на тяжелый и непосильный труд: копать землю, дробить камень, носить корзины с камнями.

Много кто уходил, но никто не возвращался. Почувствовали люди неладное, стали убегать от имперских чиновников в леса, горы и болота. Убегали, чтобы сохранить свои жизни.

Жила в то время в городе Сучжоу знатная и богатая семья по фамилии Мэн. Была у них единственная дочь по имени Цзяннюй. В те времена незамужним женщинам не разрешалось выходить за ворота своего дома, поэтому никто даже и не знал, какой красивой да пригожей она уродилась.

Вышла однажды Цзяннюй погулять в семейный сад, подышать воздухом. Подошла к пруду и вскрикнула от испуга — смотрит, в воде чье-то отражение! Подняла глаза вверх и видит — на дереве кто-то сидит. Незнакомец спрыгнул вниз прямо к ногам девушки, пал на колени,поклонился и говорит:

-Спасите меня, госпожа!

Спрашивет Мэн Цзяннюй:

-Кто вы и что вы здесь делаете в нашем саду?

-Меня зовут Фань Цилян, -ответил ей юноша.

-Я спрятался здесь, потому что убежал от стражников, которые хотели меня схватить и отправить на север.

Понравился Мэн Цзяннюй юноша, высок, статен и пригож. Отвела она его к родителям. Родители завели с ним разговор. Не растерялся Цилян, поклонился им в ноги, поблагодарил и без запинки ответил на все их вопросы: кто он, откуда, из какой местности, кто его предки. Пришелся он старикам по сердцу и решили они выдать за него свою единственную дочь.

Долго ли, коротко ли, собрали свадьбу, позвали гостей на шумный и веселый пир. Только начали празднество, как распахнулись двери и ворвались императорские стражники. Схватили жениха, заклеймили ему лицо, заковали в колодки и отправили на север.

Услышав страшную весть, зарыдала Мэн Цзяннюй, упала на землю, как подкошенная, и потеряла сознание.Очнувшись, поклялась ни за кого другого не выходить замуж, пока не вернется ее суженый.

Тянулись дни один за другим. Не было весточки от любимого для молодой жены.

Однажды она проснулась в слезах: приснилось ей, что Фань Цилян во сне протягивает к ней руки и жалуется на холод. «Уже скоро зима»- подумала Мэн Цзяннюй. И решила сшить теплую одежду и отнести ее ему на стену.

Идет молодая женщина по высоким горам, по цветущим долинам, глубоким ущельям, по длинным дорогам, от заставы к заставе. Не боится она ни алчных чиновников, ни наглых солдат, ни жадных трактирщиков.

Помогает ей в дороге простой люд: крестьяне, ремесленники, лодочники. Показывают дорогу, дают ночлег, везут на телегах, лодках, просто верхом, не требуя платы. У каждого из них есть кто-то на стене.

Не трогают ее дикие звери в лесах, летящие птицы указывают ей путь.

Долго шла на север Мэн Цзяннюй. Наконец начались окрестности стены: огромные печи для извести, ямы, груды бревен, камней и тысячи оборванных людей, надрывающихся от тяжелого, непосильного труда.

Бросилась к ним  Цзяннюй, спрашивает, не видел ли кто ее мужа Фан Циляна. Отводят глаза каторжники, знают, мало кто живет на строительстве стены больше месяца. Изнурительная работа,голод и холод быстро сводят людей в могилу.

Вышел из башни стражник в доспехах, в руках плеть. Спрашивает у него женщина дрожащим голосом:

-Я Мэн Цзяннюй, я принесла моему мужу теплую одежду. Где он?

Расхохотался стражник и указал плетью на подножие стены, где белели кости рабочих. Рухнула на землю Мэн Цзяннюй и зарыдала. Полетели ее слезы на стену, и обрушилась она на многие ли, обнажив останки тех, кто в ней захоронен.

Много лет прошло. Давно пала династия жестокого императора, в огне восстания сгорели его дворцы, были убиты его потомки.

А легенда о Мэн Цзяннюй передается в народе из поколения в поколение. О ней поют песни, ставят пьесы традиционной китайской оперы, возводят в ее честь храмы. Никогда не умирает любовь.

источник